22
Янв

Я там был

   flakyspark   Сны

Нарыл в заметках один из самых ярких снов, что мне когда либо снились. Умей я писать - возможно был бы рассказ. Пока таких сил в себе не нахожу, но знаю, что надо обновить воспоминания, потому что, во-первых, уже не могу разобрать, чего я там понаписал, а во-вторых, из головы ускользают детали (и наверное много деталей уже ускользнули).Поэтому пока сухо - свидетель.

Я и мой друг(не из реальности) - дети, класс этак 5. Мы находимся то в самолете, то на каком-то острове, как мне показалось необитаемом. С нами есть кошка. Пепельно-голубая кошка. То в самолете, то на острове мы разговариваем с ней о чем-то. Суть в каком-то последнем методе, выходе. На острове находится какой-то комплекс, который необходим для нашей цели.

Следующая картина - мы с другом идем по какому-то длинному коридору, впереди темнота, оборачиваемся,  в начале коридора спиной к нам сидит кошка. Свет бьет нам в глаза, но мы видим, как кошки другого цвета направляются на нашу. Кошка, не оборачиваясь, говорит : “Идите, идите”. Она выиграет нам время. Мы идем в темноту.

Затем провал.

Школа. Начальные классы. Дети) Школьная столовая. Мы с другом все того же возраста. Ничего особенного не происходит, мы учимся. Но вскоре мой друг что-то делает, помогает кому-то в чем-то. При следующей нашей встрече - он в 7 классе, а я все еще в 5ом. Я понимаю, что надо что-то исправить, но не знаю что. Вскоре наши пути с моим другом расходятся, он продолжает двигаться вперед, а я все еще учусь в 5 классе. Доходит до абсурда, я пытаюсь у всех разузнать, в чем же им помочь.

Обычный двор, в котором, наверное, большинство из нас и играло в детстве. Вплотную к дому что-то вроде небольшой оградки (возможно для колясок место). Девчонка со светло-серыми волосами и, опять-таки, пепельно-голубыми глазами отбивается от парня. Оба в школьной форме. Ситуация накаляется, когда парень случайно рвет школьную форму. Начинается скандал, и парень очень злится. Девочка теряет бойкость, начинает отступать. Все это время я как бы наблюдаю со стороны, но я там не присутствую. Но в какой-то момент, я неожиданно появляюсь и сбиваю парня с ног (он намного старше меня). Девчонка ошалело смотрит на меня, я же кричу ей бежать.

Белая, медленно опутывающая вспышка.

Город с римской архитектурой. Мягкий свет старинных оранжевых фонарей. Длинная улица, в центре которой речной канал. Между домами - темные силуэты деревьев на фоне позднего желтоватого заката. Мимо проплывает гондола. Впереди я вижу остановку, и подходящий к ней речной трамвайчик. На противоположной остановке человек очень красивым оперным басом поет песню. Люди на остановке смеются, с трамвайчика доносятся голоса и звуки музыки. Это удивительно спокойное и красивое место. Я бы побывал там еще.

Затем внимание переключается на девушку и парня. (Надо сказать, что изредка мелькает свастика, судя по всему город в оккупации). Я знаю, что они хотят спасти что-то в музее, иначе это будет уничтожено. Закат сменяется ночью. Они уже пробрались в музей, но вдруг раздается мотоциклетный гул, и приближается свет.  Тогда девушка с парнем решают укрыться в музее. В спехе они выбирают уголок музея, стилизованный под стойло. Наверху есть настилка из жердей, внизу сено. Но у девушки что-то не выходит, и настилка рассыпается. Я не появляюсь, но начинаю собирать настилку, двое не понимают, что происходит - меня не видно. Тем не менее у девушки получается забраться наверх, что ее спасает.

Когда проверка заканчивается, они идут в место, стилизованное под русскую избу. Из окна, выходящего на стену бьет яркий свет. Они заглядывают в окно. Там настоящая русская изба. Входная дверь открывается, в избу заходит крепкая крестьянская женщина. Парень с девушкой уже в этой избе. (Парень в сарафане бгг).Они выходят из избы.

Царская Россия. Чистое синее небо, очень солнечный день. Изъезженные телегами земляные дороги. Из печных труб курится дым. Кругом крутится и шумит живность - собаки, куры, коровы, свиньи. Суетятся крестьяне. Деревня расположена на холмистой местности,  вдалеке видны холмы с нагромождениями домов и полей. Ощущение жизни.

Я начинаю “плыть” по главной улице. Чем дальше я продвигаюсь, тем современнее становится пейзаж. Меняются строения, вот появились первые кирпичные дома. Вот первые двухэтажки, еще совсем новенькие, яркие. Но они стареют прямо на глазах, облупливается краска, появляются потеки, они рушатся, на их месте возникают  более современные дома. Строятся дороги, исчезают предметы бывшей эпохи. Время.

Затем окружение становится фиксированным. Перед нами несколько советских многоэтажок. Во дворе видны стойки для плакатов - где-то пустые, где-то можно увидеть старые, все в разводах плакаты Ленина. Мир сейчас выглядит совершенно пустым, мертвым. Серое небо. Мы - это словно несколько духов. Несколько старинных друзей. Мы ходим по дворам, затем заходим в один из подъездов.

Темный подъезд с тусклыми лампочками. Естественного света почти нет. Мы проходимся по этажам. (в подъезде полная тишина и абсолютно никого нет). Несмотря на общую атмосферу, мы  оживленно говорим,  смеемся, о чем-то вспоминаем. Иногда подходим к какой-нибудь двери (либо обычная деревянная дверь, либо дверь с мягкой обивкой, перетянутой “ромбиками” проволоки), нажимаем на кнопку звонка, раздается тусклый однообразный “тзззыынь”. И угасает в тишине. Если долго вслушиваться, начинает казаться, что слышишь скрип полов, но мы знаем, что нам никто не откроет. Здесь никого нет. Ощущение глубокой ностальгии. По времени, которое умерло.

Далее мы выходим на улицу и садимся в машину. Несмотря на то, что вокруг ни души, есть ощущение оживленности, небо становится ярче. Мы едем, и пейзаж начинает меняться. Дома выглядят более новыми, мы проезжаем мимо каких-то промышленных корпусов, по которым видно, что они были построены не так давно. Какие-то необычные конструкции из труб, различные надстройки. Однако, промышленные сооружения и жилые дома перемешаны. Отдает технократией и узкой специализации нового строя.

Тем временем картина становится все более оживленной. Появляются машины, небо перестает быть статично-серым. Теперь я еду в машине уже в какой-то семье. Мой отец - влиятельная политическая фигура. Причем, оппозиция текущему строю. Он рассказывает о том, что несмотря на все успехи, людей эксплуатируют, что нельзя строить такие города-заводы, где все предназначено лишь для промышленности. Я знаю, что его собираются убрать. И знаю, что именно это мне и нужно предотвратить.

Но, к сожалению, удалось мне это или нет - я не знаю. Хотя) Раз я здесь, наверное, удалось ;)



Leave a reply

Name (*)
Mail (will not be published) (*)
URI
Comment